Библиотека
Юмор
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

2. Принципы сотрудничества Интерпола

Каковы же специфические принципы сотрудничества полиции стран-членов в системе Интерпола?

Во-первых, в сотрудничестве могут принимать участие все органы, в функции которых входят предупреждение, раскрытие, расследование преступлений и розыск преступников. Это так называемый функциональный принцип сотрудничества, который означает, как указывал Ж. Непот, занимавший пост генерального секретаря, что "любой орган полиции или уголовного преследования может извлечь пользу из международного сотрудничества полиции независимо от своего официального названия или административного статуса. Под уголовной полицией понимаются функции, выполняемые уголовной полицией, а не сама система органов"*. Например, во Франции в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом 1958 года функциями по расследованию преступлений наделены суды, прокуратура и уголовная (по французской терминологии - судебная) полиция. Все они могут обращаться за помощью в Интерпол. Таким образом, термин "уголовная полиция" в названии организации характеризует ее функции по оказанию содействия разным правоохранительным органам в раскрытии и расследовании преступлений и розыске преступников. "Все полицейские органы любой страны, - пишет Ж. Непот, - независимо от их конкретных обязанностей и юрисдикции, должны иметь доступ к каналам международного сотрудничества, если в их обязанность входит применение норм уголовного права. Привилегия участия в борьбе с международной преступностью не должна ограничиваться одним или двумя специальными подразделениями"**.

* (Nepote J. International Police Cooperation // ICPR. - 1973. - No. 267. - P. 17.)

** (Nepote J. International Crime, International Police Cooperation and Interpol // The Police Journal. - Vol. LI. - No. 2. - 1978. - P. 131.)

Во-вторых, сотрудничество на национальном уровне должно быть поставлено на прочную организационную и правовую основу; создана служба (НЦБ), обеспечивающая его круглосуточную непрерывность; определены механизм сотрудничества и его процедура с учетом возможности вовлечения в него всех заинтересованных органов полиции страны.

В-третьих, сотрудничество должно быть проникнуто духом взаимности, обязательности выполнения всех поступающих от партнеров по кооперации и от Генерального секретариата просьб.

В-четвертых, сотрудничество государств в Интерполе должно осуществляться только по делам об общеуголовных преступлениях. Согласно ст. 3 устава, организация отказывает в помощи по делам политического, религиозного, военного или расового характера.

В случае так называемых пограничных дел, которые в одних странах могут квалифицироваться как общеуголовные преступления, а в других - как политические (религиозные, военные, расовые), полиция в каждом конкретном случае сохраняет за собой право решать, оказывать помощь или отказывать в ней в соответствии со своим национальным законодательством. Таким образом, определение характера совершенного преступления - дело внутренней компетенции стран - членов Интерпола.

Формально Интерпол занимается только общеуголовными преступлениями. Но диалектика общественной жизни такова, что нарочито подчеркиваемую аполитичность Интерпола приходится рассматривать как своего рода политику, так как, например, отказ от розыска фашистских преступников в свое время объективно послужил на руку самым реакционным, милитаристским кругам Запада. Вместе с тем заявления о неучастии Интерпола в делах политического характера носят иногда чисто декларативный характер. В некоторых случаях он проявляет непонятную снисходительность и как бы не замечает фактов нарушения своих основополагающих принципов. Вот один из примеров.

Весной 1981 года Али Агджа, член турецкой неофашистской организации "Серые волки", совершил покушение на жизнь главы римской католической церкви папы Иоанна Павла ΙΙ. На счету Агджи уже было убийство главного редактора либеральной турецкой газеты "Миллиет" Абди Ипекчи, совершенное им в начале 1979 года. За это убийство Агджа был приговорен турецким судом к смертной казни, которую не успели привести в исполнение, так как кто-то помог убийце бежать. Вскоре Али Агджа объявился с фальшивым паспортом в Западной Европе, а в ноябре 1980 года обосновался нелегально в ФРГ, где размещается своего рода западногерманский штаб турецкой националистической организации "Серые волки". Посольство Турции якобы четыре раза уведомляло боннские власти о замеченном появлении Агджи во Франкфурте-на-Майне, Мюнхене и в других городах. Турецкие власти обратились также в Интерпол с просьбой о розыске Агджи. "Красный циркуляр" с его изображением, описанием внешности, биографических данных и совершенного им убийства, а также с его отпечатками пальцев был разослан Генеральным секретариатом Интерпола во многие страны, в том числе в ФРГ. Были предприняты и непосредственные контакты турецкой и западногерманской полиции. Но полиция ФРГ, одна из самых активных, как считают в Интерполе, на этот раз бездействовала, да и только ли на этот раз? Здесь будет уместно привести весьма красноречивую оценку полицейской практики розыска преступников в ФРГ, данную известным западногерманским автором Ю. Торвальдом в его книге "Криминалистика сегодня". Он пишет, что эта практика имеет много недостатков, из-за которых "ФРГ стала излюбленным местом пребывания международных преступников, и, может быть, эту ситуацию лучше всего характеризует высказывание одного французского бандита: "Нигде мы не действуем более беспрепятственно, чем в стране с нечистой совестью за свое прошлое""*.

* (Торвальд Ю. Криминалистика сегодня. Развитие судебной серологии. - М., 1980. - С. 183.)

Интерполу так и не удалось напасть на след Агджи, хотя после бегства из Турции он побывал в 14 европейских странах, неузнанным беспрепятственно пересекая их границы, пока наконец не появился в Риме, где совершил покушение на папу Иоанна Павла II.

Превратное понимание принципов международного сотрудничества стран в системе Интерпола наносит непоправимый ущерб самому сотрудничеству, снижает его эффективность, а иногда даже ставит под сомнение искренность заявлений отдельных стран об уважении его принципов и целей.

Возвращаясь к вопросу об общеуголовных преступлениях, следует указать, что объектом своего практического воздействия Интерпол избрал лишь, как отмечал немецкий криминалист В. Зилаф, "организованную в международном плане преступность, ставшую суровым реальным фактом, на который полиция не должна закрывать глаза"*. Эти преступления и лица, их совершающие, в документах организации называются "международными".

* (Sielaff W. Interpol - Europol? // Kriminalistik. - 1974. - Heft 7. - S. 305.)

Перечня "международных общеуголовных преступлений" в Интерполе нет. Его вообще не существует. Большую их часть составляют так называемые "конвенционные преступления", то есть такие преступления, опасность которых для мирового сообщества государств зафиксирована в многосторонних конвенциях, таких как Единая конвенция о наркотических средствах 1961 года, Женевская конвенция о борьбе с фальшивомонетничеством 1929 года и др. Практически сфера интересов Интерпола намного шире: он принимает меры по борьбе и с некоторыми другими видами преступлений - кражами и перепродажей произведений искусства, легковых автомашин и др. Конечно, такие преступления становятся объектом внимания Интерпола в том случае, если в них налицо международный элемент: украдены в одной стране, тайно вывезены или переправлены в другую и там проданы.

Оценка Интерполом конкретного преступления как "международного" может зависеть от фактических обстоятельств его совершения или от места наступления вредных последствий (за пределами территории страны, где совершено преступление).

Какие же преступления Интерпол относит к "международным"? В официальном издании Интерпола, посвященном 50-летию организации, было отмечено, что особенностью этой категории преступлений является наличие так называемых международных признаков. Их четыре:

1) вид совершенного преступления;

2) опасность преступления для внутренних интересов более чем одной страны;

3) характеристика преступника или хотя бы одного из его сообщников как разъезжающего по странам;

4) поведение преступника или его сообщников.

Первый и второй признаки учитываются при оценке преступления, а третий и четвертый - личности и поведения преступника (или его сообщников). А. Боссар, прежний начальник статистической службы Интерпола, а позднее - его генеральный секретарь, приводит перечень преступлений, относимых на основании этих признаков к категории "международных"*. Это, во-первых, "международно значимые по своей сущности преступления": торговля наркотическими средствами, контрабанда и др. Автор не раскрывает содержания термина "международно значимые по своей сущности". Судя по приведенным им преступлениям, можно предположить, что речь идет о преступлениях, отдельные стадии или эпизоды которых совершены на территории разных стран.

* (См. Bossard A. Review of International Crime Trends // ICPR. - 1976. - No. 296.)

К категории "международных" относится также каждое преступление, последствия которого проявляются за пределами государства, где оно было совершено (например, фальшивые американские доллары были изготовлены и сбыты во Франции, а ущерб причинен денежному обращению США).

Наконец, в качестве "международных" оцениваются ничем не связанные между собой преступления одного и того же вида, часто повторяющиеся в различных странах в течение длительного времени, создавая "общую международную проблему", разрешить которую государства могут, лишь скооперировав свои усилия (например, по делам о захвате воздушных судов, выполняющих полеты на международных авиалиниях).

Поведение конкретного преступника или его сообщников превращает национальное преступление в международное. В этом случае само преступление может и не выходить за рамки деяния локального значения, например кража из гостиницы. Однако если на счету лица или группы лиц, его совершивших, уже имеются подобные или другие преступления, совершенные в двух или более странах, то можно говорить об идентичности преступников. Такие преступники регистрируются в картотеках Интерпола как "международные".

С учетом сказанного теоретически окраску "международного" может приобрести любое преступление, имеющееся в уголовных кодексах стран, совершенное "международным" преступником. Как "международное" будет расценено преступление, совершенное лицом, скрывающимся от наказания в другой стране. Критерии первой и второй групп специалистами Интерпола расцениваются неодинаково. "При решении вопроса о том, является ли преступление международным, информации о самом преступнике придается первостепенное значение"*, - отмечает А. Боссар.

* (Ibid.)

Интерпол много раз безуспешно пытался сформулировать "ориентирующееся на практику уголовной полиции" определение понятия "международный преступник". Еще в 1930 году было предложено расплывчатое определение этих правонарушителей как "преступников, требующих международного подавления". Это определение отнюдь не характеризовало самих преступников, так как исходило из того, что не их действия, а только принимаемые меры превращают их в "международных". Однако аналогичный критерий лежит и сейчас в основе понятия "международный преступник". В интервью генерального секретаря Интерпола Ж. Непота, данном им в 1973 году, к категории "международных преступников" были отнесены лица, "которые при проявлении преступной деятельности затрагивают сферу юрисдикции не менее двух государств". Ж. Непот назвал их "межъюрисдикционной группой"*.

* (Cм. Jean Nepote en la Argentine. Interpol Uamando // Revista mundo policial (Policia Federal Argentina). - 1973. - N 18. - P. 33.)

К рассматриваемой категории лиц в Интерполе относят членов международных преступных банд, специализирующихся, например, на незаконной торговле наркотиками, на кражах и перепродаже произведений искусства, изготовлении и сбыте поддельных туристских чеков, денег и т. д., или членов различных преступных групп, разъезжающих по странам и совершающих кражи из отелей (гостиничные воры), мошенничества (чаще всего с драгоценными камнями, ювелирными украшениями и т. д.), карманные кражи. И те и другие относятся к категории привычных преступников-профессионалов.

К "международным" в Интерполе причисляют и преступников, как бы привязанных к одному месту, но с международным размахом действия, то есть совершивших преступление, последствия которого могут проявиться за пределами страны, где оно было совершено.

Есть еще одна категория преступников, вопрос изобличения которых и привлечения к уголовной ответственности может быть успешно решен только при сотрудничестве двух или более стран. Это - лица, нарушившие однажды закон своей страны и скрывшиеся от наказания за границу. Здесь также появляется международный элемент, так как вопрос о розыске, задержании и выдаче преступника заинтересованной стране может быть решен только путем межгосударственных или межведомственных переговоров. Как видим, четких критериев "международного преступления" и "международного преступника" нет, и вряд ли они могут быть. Отнесение конкретного преступления или конкретного преступника к категории "международных" зависит от конкретных фактических обстоятельств и условий его совершения или наступления вредных последствий, или же просто от характеристики личности преступника (или хотя бы одного из участников преступления) как преступника "международного".

В публикациях Интерпола указывается, что термины "международное преступление" и "международный преступник" используются как рабочие за неимением точных научных терминов для обозначения соответствующих деяний и лиц. Но и это может привести к нежелательной путанице, так как в международно-правовой литературе и документах "международными" называют особо опасные преступления, совершенные против мира и человечности.

В соответствии с основной функцией уголовной полиции - предупреждать и раскрывать уголовные преступления - такую же цель поставил перед собой и Интерпол. Сотрудничество в рамках Интерпола не замыкается сферой карательной деятельности полиции. В соответствии со ст. 2 устава Интерпол должен содействовать и успешному предупреждению общей уголовной преступности. Поэтому в его деятельности имеются элементы не только процессуального, но и информационного характера.

Международное сотрудничество полиции в рамках Интерпола как деятельность, находящаяся на стыке международного и внутригосударственного прав, регулируется нормами его устава и дополняется для каждой из стран-членов нормами национального права.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., оформление, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://scienceoflaw.ru/ "ScienceOfLaw.ru: Библиотека по истории юриспруденции"