Библиотека
Юмор
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

4. Международная комиссия уголовной полиции и "третий рейх"

Западные исследователи, ссылаясь на отсутствие документов, обходят молчанием деятельность Международной комиссии уголовной полиции во времена "третьего рейха". Действительно, сохранилась незначительная часть архива комиссии этого периода, но и она долгое время скрывалась от мировой общественности. Лишь в 70-е годы в ФРГ было обнародовано содержание отдельных документов*. Они пролили свет на способы, с помощью которых нацистам удалось подчинить себе эту международную организацию. Делалось это с молчаливого согласия, а порой и при явном одобрении некоторых западных государств.

* (См. Jeschke J. Interpol zwischen 1933 und 1945 // Kriminalistik (Hamburg). - 1971. - Heft 3. - S. 118-119.)

Как уже говорилось, австрийское правительство в 1923 году согласилось на размещение постоянных служб комиссии (ее бюро) в Вене в здании полицай-дирекции. Первым президентом Международной комиссии уголовной полиции стал полицай-президент Вены И. Шобер. Совмещение в одном лице функций двух президентов члены организации сочли тогда как нельзя более удачным. Все картотеки и делопроизводство комиссии вели служащие австрийской полиции. Любое указание Шобера, касающееся дел комиссии, воспринималось ими как приказ своего главного начальника. По истечении срока полномочий Шобера на обоих постах его сменил полицай-президент Австрии Брандль. Но в 1932 году Брандль ушел в отставку с поста полицай-президента Австрии и остался только президентом комиссии. Таким образом, отныне его распоряжения не имели силы для служащих австрийской полиции.

Это стало неблагоприятно сказываться на деятельности центральных служб комиссии, целиком состоящих из австрийского персонала. Поэтому в 1934 году члены комиссии приняли решение о том, что впредь пост президента Международной комиссии уголовной полиции может занимать только полицай-президент Австрии. Это означало, что любой вновь назначенный полицай-президент автоматически становился и президентом Международной комиссии уголовной полиции. Такое решение ставило комиссию в зависимое положение от Австрии, а вскоре сыграло роковую роль в ее судьбе. Фашисты использовали его, чтобы полностью подчинить себе ее деятельность.

Вскоре после прихода в Германии к власти фашистов делегатов от немецкой уголовной полиции в комиссии сменили представители тайной государственной полиции - гестапо. И уголовная полиция, и гестапо действовали в составе печально знаменитой СД - службы безопасности. Но Германия пошла на грубое нарушение устава комиссии, произведя такую замену. Согласно уставу, в работе комиссии могло участвовать только ведомство уголовной полиции.

На сессии комиссии в Копенгагене в 1935 году немецкую делегацию возглавил близкий соратник Гиммлера генерал Далюге. Хотя на нем был мундир генерала, но многие присутствовавшие узнали его: его фамилия и приметы еще в конце 20-х годов были внесены комиссией в картотеку преступников. Однако официального протеста на эту акцию "третьего рейха" от членов комиссии не последовало. Другой представитель Германии - нацист Циндель с трибуны сессии изложил фашистскую "теорию" борьбы с преступностью и рекомендовал странам использовать "применяемые в Германии методы борьбы с профессиональной преступностью, которые в сравнительно короткое время дали положительные результаты". А еще через год на сессии в Белграде представители Германии вручили всем присутствовавшим отпечатанные тексты реферата "Борьба национал-социалистов с преступностью". Расхваливаемые фашистами методы "борьбы" сводились к физическому истреблению всех тех, кто совершил противозаконные, с точки зрения фашистов, деяния.

В марте 1938 года фашистская Германия присоединила к себе Австрию. Сразу же после этого был смещен с должности полицай-президент Австрии и на его место назначен обер-фюрер австрийских СС оголтелый нацист Штайнхойзль, до того в чине комиссара возглавлявший полицай-дирекцию Вены. Таким образом Международная комиссия уголовной полиции "по не зависящим от себя обстоятельствам" получила нового президента, а гестапо обрело верного проводника своей политики в этой организации.

Еще в 1936 году шеф немецкой полиции безопасности группенфюрер СС Гейдрих с благословения Гитлера задался целью встать во главе комиссии, чтобы прибрать к рукам гестапо ее архивы и направлять ее деятельность. Но на открытый захват руководящих постов в комиссии он долго не решался. Поглощение Германией Австрии (аншлюс) открыло перед ним "зеленую улицу". Уже спустя несколько дней Гейдрих подготовил послание членам комиссии, в котором предлагал им принять во внимание, что "в соответствии с федеральным конституционным законом от 13 марта 1938 г. Австрия влилась в состав немецкого рейха. Вследствие этого австрийская полиция стала частью немецкой полиции, а последнюю возглавляет шеф полиции безопасности группенфюрер СС Гейдрих. Гак как Гейдрих руководит делами полиции на всей территории рейха, включая и Австрию, то ему должно быть передано. Руководство делами Международной комиссии уголовной полиции как ее президенту. Комиссия, располагавшаяся до сих пор в Австрии, отныне будет находиться в Германии, ее штаб-квартира будет переведена в Берлин*.

* (Ibid. - S. 118.)

Однако по тактическим соображениям послание не было разослано. Гейдрих решил действовать иначе. У него был давний, союзник в самой организации - Оскар Дресслер, бессменный генеральный секретарь комиссии. При его содействии Гейдриху удалось довольно быстро поставить комиссию под фашистский контроль. Есть основания полагать, что переезд штаб-квартиры комиссии из Вены в Берлин состоялся с помощью Дресслера задолго до официального объявления об этом событии. По всей видимости, постоянные службы комиссии обосновались в гнезде фашизма еще в 1938-м, а не в 1940 году, как об этом пишут многие западные авторы. Уже тогда на письма, приходившие в Вену, в Международное полицейское бюро комиссии, ответы шли из Берлина, из управления службы безопасности "рейха". А чтобы создать хотя бы видимость самостоятельности комиссии, Дресслер подготовил инструкцию, из которой следовало, что на все запросы из-за границы якобы отвечает "само Международное полицейское бюро, но одновременно оно ставит в известность управление полиции безопасности рейха о содержании всех получаемых и выполняемых просьб приложением присланных фотоснимков и дактилоскопических карт. Последние остаются в распоряжении управления службы безопасности рейха"*.

* (Ibid.)

В июне 1940 года, после смерти Штайнхойзля, членам организации было направлено послание, в котором излагались важнейшие и неотложные вопросы руководства комиссией. Страны-члены извещались о том, что "в соответствии с толкованием резолюции комиссии шеф немец кой службы безопасности должен принять на себя функции президента Международной комиссии уголовной полиции" К циркуляру был приложен проект резолюции: "Принимав во внимание, что со времени избрания в 1934 году президентом комиссии начальника полиции Австрии последняя стала составной частью Германии, считать, что эта резолюция относится к начальнику полиции безопасность третьего рейха"*.

* (Ibid.)

Послание звучало ультимативно: странам предлагалось дать свой ответ в письменной форме в течение трех недель Неполучение ответа на послание в указанный срок буде расцениваться как согласие с приложенным проектов резолюции. Письма были разосланы примерно в 30 стран числившихся в то время в организации. Отправителем значилась "Международная комиссия уголовной полиции, Вена", а почтовый штемпель на конвертах свидетельство вал о том, что письма шли из Берлина.

На послание ответили согласием 15 стран, которым в комиссии принадлежало 27 голосов. Почти половин, их составили голоса самой Германии (5), Австрии (5), Чехословакии (3), после мюнхенского сговора в 1938 году также ставшей частью "третьего рейха". Но необходимых для принятия решения 2/3 голосов не набралось, так как общее количество голосов всех членов организации составляло 46. Тогда Гейдрих в одностороннем порядке решил не церемониться со странами, "с ответами которых можно не считаться". Что же это были за страны и по каким соображениям с их ответами можно было не считаться?

В назначенный срок не поступили ответы из Китая, Ирана, Нидерландской Индии (теперь Индонезия). В протоколе по этому поводу было записано: "Представляется совершенно очевидным, что от некоторых стран (Китая, Ирана, Нидерландской Индии) в обусловленный срок ответа ожидать не следует". Египет был исключен из списка, "так как в настоящее время о нем ничего не известно". Некоторые другие страны были исключены из списка "вследствие военных или политических событий, происходящих в них". Письма, направленные в Англию, Францию, Ирландию, Британскую Индию (теперь Республика Индия), немецкая почта возвратила из-за невозможности их доставки, так как прямой и непосредственный обмен корреспонденцией с враждебными странами запрещался.

Путем такой бесцеремонной фальсификации Гейдриху удалось добиться "единогласного" согласия стран и стать президентом комиссии. 29 августа 1940 г. в немецкой печати появились сообщения об "избрании" нового президента Международной комиссии уголовной полиции.

Итак, во главе Международной комиссии уголовной полиции встал Рейнхард Гейдрих, чье имя прочно связано с самыми мрачными страницами истории "третьего рейха", и в частности с самой подлой и трагичной по своим последствиям провокацией XX столетия - глейвицкой, которой фашистская Германия начала вторую мировую войну. 1. сентября 1939 г. на немецкое местечко Глейвиц вблизи польской границы фашистами было инсценировано "нападение польских солдат с целью захвата немецкой территории и расположенной здесь радиостанции".

По приказу Гитлера провокация готовилась абвером (военной разведкой фашистской Германии) и службой безопасности полиции в лице... Гейдриха. Гейдрих придумал пароль операции и взял на себя труд обеспечить ее будущими "жертвами отражения нападения на Германию польских солдат". Жертвами предполагалось сделать нескольких смертников из немецких концентрационных лагерей, одев их в форму польских солдат. Чем закончилась эта провокация, хорошо известно всему миру.

На счету Гейдриха была и особая заслуга перед фюрером и великой Германией в "ночь длинных ножей". Это была задуманная Гитлером акция физической расправы над соратниками по партии, претендовавшими, как и он, на лидерство и продвижение к высшей власти. В "ночь длинных ножей" 30 июня 1934 г. Гитлер именно Гейдриху доверил тайно убрать своего первого политического советника и второго после него функционера в фашистской партии Грегора Штрассера. Гейдрих справился с этим щепетильным поручением весьма просто: пристрелил Штрассера в тюремной камере, куда он был доставлен после ареста, причем сначала Гейдрих вел стрельбу по Штрассеру через глазное окошечко, а когда тот попытался укрыться в недосягаемом для прямого огня углу тюремной камеры, Гейдрих распахнул дверь и прикончил жертву.

Вскоре Гейдрих "отличился" снова, на этот раз в Марселе, где 9 октября 1934 г. были совершены убийства югославского короля Александра и французского министра иностранных дел Л. Барту. Убийцами были хорватские националисты - усташи, но их "услуга" была спланирована и оплачена службой Гейдриха (СД) и абвером, которые сообща подыскали и исполнителей операции, получившей кодовое название "Тевтонский меч".

Гейдрих вслед за Гитлером и Гиммлером стоит у истоков политики геноцида - поголовного истребления населения захваченных Германией в ходе второй мировой войны территорий. Уже в первые дни войны, а именно 21 сентября 1939 г., Гейдрих как начальник имперской службы безопасности подписал циркуляр о методах достижения так называемой "конечной цели". Этим туманным термином была закодирована предложенная Гиммлером и одобренная Гитлером кампания массового уничтожения на захваченных фашистами территориях коммунистов, партизан, активистов, евреев и оппозиционно настроенных мирных жителей. В сущности, с этого циркуляра и ведет свое печальное начало политика геноцида, безжалостно проводимая всеми фашистскими службами на занятых территориях в годы второй мировой войны. Человечеству она обошлась во много миллионов жизней.

Таким был портрет Гейдриха к моменту его вступления в 1940 году на пост президента Международной комиссии уголовной полиции. В этой должности ему было суждено оставаться недолго: в конце 1941 года за особые "заслуги" Гитлер назначил его "имперским наместником протектората Чехии и Моравии". Свое правление в Чехословакии Гейдрих отметил массовыми расстрелами мирного населения, за что в июне 1942 года был убит в Праге чешским патриотами. После назначения Гейдриха протектором Чехии и Моравии его место во главе комиссии занял другой не менее известный гестаповец и палач Кальтенбруннер.

С 1941 года, поскольку к этому времени контакты комиссии с другими странами полностью прекратились, Международное полицейское бюро практически превратилось в службу отправления почтовой корреспонденции. Отсюда направлялись документы, подготовленные в управлении уголовной полиции "рейха". Об этом недвусмысленно говорилось в служебной инструкции управления уголовной полиции "рейха" № 47143 от 28 января 1943 г., в соответствии с которой "немецкая уголовная полиция полностью включилась в дела комиссии и приняла на себя функции Международного полицейского бюро со всеми его обязанностями. Картотеки и коллекции рейха функционируют не только как немецкие коллекции, но также и как международные картотеки комиссии в соответствии со сферой ее компетенции"*.

* (Ibid.)

Это была ложь, так как все международные контакты комиссии давно полностью прекратились. На март 1943 года в ее составе значились только США и Германия, тогда как в 1938 году было 34 государства.

Почему фашисты так настойчиво рвались к руководству Международной комиссией уголовной полиции?

С захватом руководящих постов в организации в их руки попадали материалы на всех стоящих на учете "особо опасных лиц", то есть лидеров коммунистических и рабочих партий, активистов профсоюзного движения и др. Дальнейшая судьба большинства из них хорошо известна - концентрационные лагеря и газовые камеры Дахау, Бухенвальда и др. Нацисты получили также доступ к картотекам "международных преступников", где еще в 1935 году на учете значилось около 3,5 тыс. профессионалов-воров, мошенников, взломщиков, убийц и др., более тыс. фальшивомонетчиков, более 5,5 тыс. причастных к запрещенной торговле наркотиками. По картотеке, перевезенной из Вены на окраину Берлина (район Ванзее), гестапо сумело разыскать многих известных преступников, которым после ареста было в ультимативной форме предложено сотрудничать с ним. Многие из них, особенно

в странах, где сложились коллаборационистские режимы, приняли это предложение. Польский автор Х. Курта пишет, что, "например, известная французская промилитаристская и прополицейская фашистская организация Milice в значительной степени состояла из бывших уголовных преступников, которых ранее разыскивали службы уголовной полиции нескольких европейских стран"*. Кое-кого из них фашисты стали использовать в качестве своих агентов, осведомителей, провокаторов, наемников для совершения убийств политических противников. Для фальшивомонетчиков они нашли более "интеллигентную" работу - их "способности" и "опыт" пригодились, когда в концлагере Ораниенбург фашистами была открыта подземная типография, в которой с 1941 года было отпечатано поддельных английских банкнотов на сумму более 75 млн. ф. ст. Инициатором этого плана, утвержденного Гитлером и получившего кодовое название "Бернгард", был не кто иной, как... президент Международной комиссии уголовной полиции Гейдрих.

* (Kurta Henryk. Interpol. - Warszawa, 1976. - S. 22.)

И все-таки роль, которая отводилась комиссии в планах нацистов, не исчерпывалась этим. Комиссия нужна была гитлеровцам для осуществления их плана завоевания мирового господства. Предполагалось использовать ее как лазейку для проникновения в другие страны. С этой целью в памятной записке "О перспективах деятельности Международной комиссии уголовной полиции после войны" от 2 мая 1944 г. предусматривалось добиться "обязательного вступления в комиссию всех стран"*.

* (Cм. Jeschke J. Interpol zwischen 1933 und 1945. - S. 119.)

Такова была программа - взять в свои руки руководство комиссией, подчинить ее деятельность гестапо и через комиссию влиять на другие страны, добившись их обязательного вступления в организацию. Этим планам не суждено было сбыться: через год фашизм был разгромлен. В 1944 году в резиденцию гестапо попала бомба, и это ведомство переехало в штаб-квартиру комиссии в Ванзее Комиссия теперь окончательно перестала существовать. Когда Советская Армия подошла к стенам Берлина, уже упоминавшийся выше руководитель секретариата Циндель набив чемоданы архивными документами комиссии, ринулся на Запад. Он надеялся встретить на своем пути американские войска, сдаться им и передать свой ценный багаж. Но он, вероятно, "сбился с пути" и попал в расположение французских войск. Архивы комиссии оказались в руках французской разведки. За них он все же надеялся "купить" себе прощение, жизнь, свободу. Но французы арестовали Цинделя и бросили в камеру предварительного заключения, где он покончил с собой.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., оформление, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://scienceoflaw.ru/ "ScienceOfLaw.ru: Библиотека по истории юриспруденции"