Библиотека
Юмор
Ссылки
О сайте





http://ремонт-автостекол.kiev.ua/

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Преступность американской бедноты

Без сомнения, одним из важнейших элементов работы комиссии Кернера было выявление фактов широкого распространения нищеты, явившейся причиной волнений 1967 г. Комиссия выработала рекомендации в области социальной политики, направленные на ликвидацию достойных сожаления условий жизни в городских гетто.

Более десяти лет назад Джон Кеннет Гэлбрейт писал в своем бестселлере "Общество изобилия", что если нищета в развивающихся странах, подобных Индии, вполне понятна, то ее существование в Соединенных Штатах представляется совершенно ненормальным. "Мы не замечаем ее,- писал он,- потому что подобно всем другим обществам и во все времена мы предпочитаем не видеть того, чего не хотим видеть". Гэлбрейт говорил о "слепом увлечении производством товаров и инвестированием капиталов в материальную сферу", отвлекающем американцев от "более важной задачи инвестирования капиталов в людей" (J. Gа1braith. The Affluent Society. Boston, 1958 p. 332-333,). Шесть лет назад Майкл Харрингтон в своей, теперь уже классической работе "Другая Америка" утверждал, что в США насчитывается от 40 до 50 млн. "невидимых бедняков". Рассматривая различные официальные и неофициальные оценки порога бедности и отмечая разнобой в выводах и толкованиях, неизбежный при определении этого порога на основе доходов, Харрингтон заявлял: "Хотим мы того или нет, но 10 миллионов бедных в Америке - это величайший скандал для нашего общества, которое способно обеспечить вполне приличное существование каждому мужчине, каждой женщине, каждому ребенку" (М. Harrington. The Other America. Baltimore, 1963, p. 189.).

Примерно пять лет назад федеральное правительство объявило и широко разрекламировало "войну против нищеты". Однако совершенно очевидно, что и сегодня мы еще очень далеки от ликвидации нищеты в Соединенных Штатах. Огромное число американских граждан имеют недостаточный доход и живут в условиях, которые комиссия Кернера признала нетерпимыми. Растет убежденность, что программы улучшения жизненных условий трудящихся, несмотря на их расширение, являются в значительной мере неудовлетворительными. Нет более убедительного свидетельства разочарованности городской бедноты, чем те самые беспорядки, которые вызвали к жизни и саму комиссию Кернера. Несмотря на демагогические заявления консервативных политиков, призывающих бедняков "самих подняться на ноги" и взять на себя часть общей ноши (что лишь главные из тех избитых и не имеющих никакого смысла клише, которыми они пользуются), становится все более очевидным, что миллионы американцев действительно все глубже погружаются в порочный круг нищеты и связанных с ней проблем, из которого они не в состоянии выбраться собственными силами.

Согласно опубликованным Бюро переписи данным о доходах потребителей, "в 1966 г. 29,7 млн. человек, или 15% всего населения, существовали в условиях ниже черты бедности".

"Хотя небелые насчитывали в 1965 и 1966 гг. всего лишь 12% населения, процент бедняков среди них составлял более 32. В сравнении с белым небелый имел в 1965-1966 гг. в четыре раза больше шансов оказаться в числе бедняков" (U. S. Bureau of the Census, Current Population Reports; Series -60, № 53> "income in 1966 of the Families and Persons in the U. S.". Washington, 1967, p. 4.).

Уже одно то, что правительство признает наличие в нашем так называемом процветающем обществе около 30 млн. бедных, само по себе является отрезвляющим фактом.

Приводя данные из правительственного отчета - сводки по социально-экономическому положению негров в США, составленной в октябре 1967 г.,- комиссия Кернера указывала на удручающую нищету черных обитателей городских гетто. В этом отчете было документально зафиксировано, что, несмотря на быстрое увеличение доходов как негров, так и белых, среднегодовой доход негритянской семьи в 1966 г. составил лишь 58% дохода белой семьи. Отмечалось также, что процент негров, относящихся к категории людей с повышенным доходом, и негров, имеющих квалифицированную и высокооплачиваемую работу, существенно поднялся в период между 1960 и 1966 гг. Образовательный уровень негров также повысился. И тем не менее в отчете указывалось, что очень большое число негров с наиболее низкими доходами практически не добились никакого прогресса в экономическом отношении. Около 10% негров "прожили всю свою жизнь в сельской местности, где имели весьма ограниченные возможности для того, чтобы повысить свое образование, найти хорошую работу, улучшить жилищные условия или увеличить заработки". Другие 10%, то есть более 2 млн. человек, живут в трущобах крупных городов. В этих районах, как показывают результаты переписи в Кливленде и Лос-Анджелесе, преобладают тенденции к "сохранению и ухудшению неблагоприятных условий".

"За пределами районов Кливленда, населенных бедняками, негритянские семьи в период между 1960 и 1965 гг. серьезно улучшили свое положение. Повысился средний заработок, сократились масштабы нищеты и число разрушенных семей.

Однако в беднейших кварталах все эти социальные показатели обнаружили серьезное понижение.

В районе Хоу, одном из наихудших районов, нищета явно увеличилась, количество распавшихся семей возросло, а безработица среди мужчин осталась на прежнем уроне. После беспорядков в Уоттсе такие же обследования были проведены во многих районах южной части Лос-Анджелеса. В результате были получены почти такие же данные" (U. S. Bureau of Labor Statistics and U. S. Bureau of Census, BLS Report, № 332; Current Population Report, Series P-23-24, "Social and Economic Conditions of Negroes in the United States, October 1967". Washington, 1967, p. IX.)

Принимая во внимание, какое решающее значение имеет занятость, комиссия Кернера указывала, что, хотя в период после второй мировой войны безработица среди негров заметно сократилась, она все еще в два раза выше, чем у белых. "В 1967 г. приблизительно 3 млн. человек несколько дней в неделю не имели работы, из них 638 тыс. человек (21%) составляли небелые. С поправками на неточность учета общее число безработных среди небелого населения достигло примерно 712 тыс. человек, то есть 8% всего самодеятельного небелого населения". Из числа тех негров, которые имеют работу, значительная часть занята неквалифицированным и низкооплачиваемым трудом, многие к тому же являются "частично безработными" (например, занятые неполный рабочий день или неделю). Комиссия приводила выдержки из обзоров министерства труда за ;1966 г. по районам с низкими доходами населения в девяти крупных городах; оказалось, что процент "неполностью занятых" в этих районах составлял 32,7, то есть почти в девять раз превышал уровень безработицы по всей стране. Это, разумеется, будет иметь далеко идущие последствия. Как мы уже видели, существует, по всей вероятности, весьма тесная связь между безработицей и стабильностью семьи. Вполне естественно, что в семьях без отцов, где мать вынуждена работать и где нет возможности для устройства детей в воспитательные учреждения, дети проводят большую часть свободного времени на улице и таким образом оказываются под влиянием факторов, порождающих преступность.

Безработица среди взрослых негров-мужчин также оказывает свое влияние в общем социально-экономическом плане, поскольку она становится существенным фактором вовлечения людей в преступления.

В одной из предыдущих глав уже говорилось о весьма неудовлетворительных условиях обучения в школах городских гетто. Мы знаем также, что и жилищные условия в районах, где прошли волнения, ни в коей мере не могут считаться нормальными; это в одинаковой степени касается всех городских трущоб. Некоторое представление об ужасных жилищных условиях в гетто дает недавно опубликованная в журнале "Нью-йоркер", но почти никем не замеченная статья, рассказывающая о "войне с крысами" (The War on Rats. - "The New Yorker", August 3, 1968, p. 23). В ходе интервью с директором нью-йоркского городского эпидемиологического бюро министерства здравоохранения выяснилось, что число зарегистрированных случаев укусов людей крысами в юроде за период с 1959 по 1967 г. сократилось с 800 до 450 в год; при этом следует учесть, что последние 4 года бюро вело борьбу с крысами. Отметив, что годовой бюджет бюро составляет 1,5 млн. долл., этот чиновник заявил, что если бы у него было в распоряжении 5 млн. долл. в год, то тогда можно было бы "решительно сократить число крыс в городе". По подсчетам управления медицинской службы на каждого жителя приходится по одной крысе, но, как подчеркивал упомянутый чиновник, крысы в основном обитают в районах гетто (этот факт хорошо проиллюстрирован скоплениями булавок с синими и красными головками, отмечающими на карте дома, которые, согласно официальным данным, наводнены крысами и в которых - если дома отмечены красными булавками - зарегистрированы случаи укусов людей; эти булавки воткнуты в большие планы города, торжественно вывешенные в главном оффисе бюро). Он заявил также, что общее число домов в Гарлеме, наводненных крысами, составляет, по-видимому, несколько тысяч. При этом он заметил, что отношение к угрозе распространения эпидемий и опасности быть искусанным крысами нивелируется психологическим настроем людей на то, что без крыс, мол, не обойдешься.

И действительно, для многих жителей гетто никакой другой альтернативы нет. Обитателям гетто некуда от них скрыться. "Им приходится оставаться там, а наша задача - помочь им как-то справиться с этим злом".

Рассматривая этот вопрос еще шире, следует отметить, что миллионы американских бедняков имеют весьма неважное здоровье, а их медицинское обслуживание находится в самом плачевном состоянии. В одной из своих ранних работ Майкл Харрингтон дал краткое, но очень выразительное описание некоторых тесно связанных с этим факторов:

"Вот один из наиболее знакомых нам всем видов порочного круга нищеты. Бедняки болеют чаще, чем кто-либо другой в нашем обществе. Это происходит оттого, что они живут в трущобах скученно, в антисанитарных условиях, плохо питаются и не могут обеспечить себе медицинской помощью. Когда они заболевают, болезнь обычно продолжается дольше, чем у представителей любой другой группы нашего общества. А поскольку они болеют чаще и дольше, чем кто-либо другой, они теряют заработок и даже работу; им труднее удержаться на хорошей работе. Поэтому они не в состоянии платить за приличное жилье, калорийную пищу, вызов врача. Когда бедняк серьезно заболевает, он оказывается перед перспективой оказаться в еще худшем положении и снова начать движение по кругу, но уже на более низком уровне, опускаясь все ниже и испытывая все большие страдания"(М. Harrington. The Other America, p. 23.).

Условия, в которых живут черные американцы, хорошо отражены в следующих цифрах, приведенных в докладе комиссии Кернера: смертность среди рожениц у негров в четыре раза выше, чем у белых женщин; детская смертность в возрасте до одного месяца у небелого населения на 58% выше, чем у белого, а среди детей в возрасте от месяца до года - выше почти в три раза; по оценкам 1965 г. средняя продолжительность жизни у небелого американца была на семь лет короче, чем у белого. Медицинское обеспечение бедноты в сельской местности находится в ужасающем состоянии, не намного лучше обстоит дело и в районах городских трущоб, где нехватка лечебных учреждений и отсутствие возможностей для домашнего лечения больных, а также недостаточность усилий профессиональных медиков в желании установить контакт с больными все еще остаются нашим позором. Как заметила Элинор Лэнгер, широко и навязчиво пропагандируемые достижения современной американской медицины доступны лишь богатым, "остальное население с трудом может пользоваться даже обычной медицинской помощью". Она приводит следующую выдержку из обзора о состоянии здоровья населения, составленного в связи с осуществлением жилищной программы в Бостоне:

"... Среди лиц старше 65 лет 25% страдают хроническим бронхитом, 20%-хроническими нервными расстройствами, 12% слепы или имеют дефекты зрения; при этом 40% из них не получают медицинской помощи. Бывший уполномоченный министерства здравоохранения в Нью-Йорке Джордж Джеймс подсчитал, что в прошедшем году 13 тыс. человек умерли в городе только потому, что им не была оказана квалифицированная медицинская помощь" (Е. Langer. The Shame of American Medicine. - "The New York Review", 1966, May 26, p. 6.).

Тот факт, что Соединенные Штаты остаются почти единственной из западных стран, где до сих пор нет должной системы бесплатной медицинской помощи (недавно разработанная система медпомощи - "мэдикэр" - далеко не решает этого вопроса), наглядно свидетельствует о том, что основными соображениями при рассмотрении социальных проблем остаются корыстные экономические интересы, представленные в данном случае активным лобби Американской медицинской ассоциации. Своим отношением к состоянию здоровья бедняков эти группы давления существенно, хотя и косвенным путем, влияют на характер и масштабы преступности в нашем обществе.

Еще одним фактором, который в условиях нищеты, без сомнения, оказывает влияние на общую картину преступности, является недостаточность юридической помощи беднякам. Мы уже говорили о классовом подходе при отправлении правосудия в отношении уголовных преступлений и о стойкой враждебности между обитателями гетто и полицией, что само по себе имеет большое значение для формирования взглядов на правовую систему в целом и на господствующие в обществе силы. Однако правовые проблемы бедняков далеко не исчерпываются сферой уголовного права. Как документально показывают многие исследования, бедняки не имеют ясного представления о своих юридических правах; они подчас не знают о существовании формальных процедур, с помощью которых могли бы отстаивать эти права; почти не знают, как обращаться к адвокату (к тому же они склонны не доверять ему) и как получить эффективную помощь тех адвокатов, услугами которых им все-таки удалось воспользоваться (J. Carlin, J. Howard and S. Messinger. Civil Justice and the Poor. New York, 1968. Краткий обзор вопроса см.: Е. Sсhur. Law and Society: A Sociological Wiew. New York, 1968, p. 95-106.) Если бы беднякам была предоставлена возможность получить квалифицированную юридическую помощь, они оказались бы в значительно лучшем положении и смогли бы легче решить многие повседневные проблемы, урегулировать отношения с домовладельцами и с инстанциями, осуществляющими программы улучшения условий жизни трудящихся и даже сделать более рациональным свое поведение как потребителей.

Хотя комиссия Кернера почти не касалась вопроса об "эксплуатации потребителей", она все же отметила, что участники волнений нередко обрушивались на магазины розничной торговли, владельцев которых они рассматривали как особенно жестоких эксплуататоров. Комиссия докладывала также, что "многие обитатели бедных городских кварталов считают, что они постоянно подвергаются издевательствам со стороны местных торговцев". Признавая большую зависимость бедняков от покупок в кредит, комиссия подчеркивала, что многие торговцы в гетто "прибегают к завышенным комиссионным сборам, лживой рекламе и обещаниям замены подержанного товара новым, неверному указанию цен, неуведомлению покупателей о юридических санкциях по отношению к тем, кто задерживает взносы, отказу от ремонта или замены купленных неисправных вещей, установлению непомерных цен или кредитных взносов и к продаже недоброкачественных товаров" (Kerner Report, p. 276.)То, что покупатели с низкими доходами считают эту практику обычной, ясно видно из систематизированного обзора положения семей низших классов в Нью-Йорке, опубликованного социологом Давидом Капловицем в его книге "Бедняки платят больше". Как обнаружил Капловиц "...многие потребители почти не подозревают, насколько сложны и запутанны юридические условия договоров, которые они подписывают. О штрафах, которые могут свалиться на их голову, скажем, в форме потери права на приобретенную и уже частично оплаченную вещь, выплате процентов за долг, оплате услуг адвоката и судебных издержек, многие узнают лишь тогда, когда по какой-либо причине просрочивают уплату взносов" (D. Caplovitz. The Poor Pay More. New York, 1963, p. 155.). В докладе комиссии Кернера приводились также частые жалобы жителей гетто на то, что они платят за продукты питания больше, чем жители других районов, получая продукты, в частности мясо, которое им продают, гораздо худшего качества. Хотя есть немало и других факторов, частично объясняющих подобные различия (например, ограниченная сфера передвижения покупателей с низким доходом, высокие накладные расходы, которые несут торговцы в гетто, и т. п.), "по-видимому, в некоторых районах действительно имеет место практика установления завышенных цен". Во всяком случае, комиссия нашла, что убежденность людей в существовании практики вымогательства в торговле явилась серьезным моментом, усиливающим антибелые настроения в гетто. Чтобы бороться с эксплуататорской системой цен, от которой они находились в зависимости, жители ряда бедных районов не так давно организовали кооперативные магазины. Обычные программы помощи оказываются не в состоянии серьезно помочь беднякам справиться с их юридическими затруднениями или избавиться от описанной выше эксплуатации. Недавно начатые программы организации "юридического обслуживания", поддерживаемые федеральным управлением развития экономических возможностей и предусматривающие создание "участковых юридических контор" и других учреждений для облегчения доступа беднякам к квалифицированным специалистам, которые смогли бы защитить их интересы, могут способствовать обеспечению некоторых юридических прав бедняков - обитателей гетто.

В неменьшей мере общественные программы улучшения жизни трудящихся критикуются и за то, что они недостаточно широки, что в них применяются различные ограничительные правила, репрессивные и унижающие достоинство процедуры, а также за то, что они осуществляются с позиций покровительства беднякам. В разъяснениях, которые даются по поводу этих программ, как правило, подчеркивается, что улучшение жизненных условий - это привилегия, а не право, и что человек, на которого она распространяется, должен быть благодарен за все, что он получает, какие бы трудности мы при этом перед ним ни создавали. Получающие помощь должны быть готовы к тому, что они могут подвергнуться пристрастным допросам и обязательной проверке их жилищ, которая проводится, дабы установить истинную степень их нуждаемости в помощи. Женщина, получающая помощь по таким программам, может подвергнуться внезапным "ночным налетам", что делается с целью выяснить, нет ли у нее мужчины, в случае обнаружения которого вопрос о дальнейшем вспомоществовании ставится под сомнение. Бюрократические процедуры подчас настолько сложны, что человеку, получающему пособие по программе, почти невозможно разобраться в том, как ему следует поступать, чтобы обрести то, что ему положено по закону. К тому же субсидии, выплачиваемые по этим программам, мягко выражаясь, минимальны.

В своей книге "Государство-богадельня" Ричард Элман так комментирует размеры пособий, выдававшихся в 1966 г. на пропитание семье из четырех человек по типовому бюджету нью-йоркской городской программы улучшения условий жизни бедняков:

"Чтобы обеспечить себе пропитание на 25,62 долл. в неделю, семья должна экономить на молоке и масле; яйца, фрукты и овощи считаются роскошью. По статистике, средний американец потребляет 160 фунтов мяса в год, но этой семье приходится есть бобы, чтобы восполнить необходимую норму протеинов. Она должна научиться заменять цыпленка арахисовым маслом (как рекомендовалось в одном из прочитанных мною наставлений), а картофель - маисовым крахмалом из федеральных излишков. Ей следует потреблять больше риса и различных круп. А если при этих условиях она захочет действительно что-то сэкономить, то придется дважды кипятить кофейную гущу и смешивать остатки черствого хлеба с мелассой (черной патокой) из федеральных излишков, чтобы приготовить пудинг" (R. Elman. The Poorhouse State. New York, 1968, p. 56.).

Как полагает Элман, "типовой бюджет программы улучшения условий жизни бедняков рассчитан на то, чтобы увеличивать лишения людей. Он узаконивает нищенское существование людей в стране, где предметы роскоши становятся необходимостью". Действительно, большинство бюджетов по программам помощи бедным предполагает такую жесткую экономию и контролируется с такой строгостью, что почти любому "хочется их нарушить". Поэтому вряд ли можно удивляться тому, что система вспомоществования беднякам нередко превращается в главный источник конфликта между администрацией и ее чиновниками, с одной стороны, и получателями помощи, с другой, то есть между дающими и теми, кому, как они полагают, оказывается благодеяние.

Понимая полную несостоятельность этой системы и производимый ею деморализующий эффект среди населения, Ричард Клоуард и Фрэнсис Фокс Пайвен из Школы социальной политики при Колумбийском университете предложили в мае 1966 г. "стратегию ликвидации нищеты", согласно которой систему вспомоществования беднякам следовало подвергнуть настолько сильным перегрузкам, чтобы выявилась ее полная неспособность удовлетворить действительные нужды бедняков и стала очевидной необходимость прямого вмешательства федеральных властей ("крупная экономическая реформа в масштабе всей нации", включающая обеспечение гарантированного годового дохода). "Чтобы создать кризисную ситуацию,- утверждали Клоуард и Пайвен,- бедняки должны сначала обрести какие-то блага, которые они должны затем потерять. До сих пор им отказывали в удовлетворении их претензий, используя для этого различные, находящиеся в распоряжении системы ограничительные механизмы, например ее способность давать неполную информацию, умиротворять настойчивых, деморализовать получающих помощь или, используя арбитраж, лишать их законных прав" (R. С1оward and F. Piven. A Strategy to End Poverty. - "The Nation", 1966, May 2, p. 512. В художественной литературе этот вопрос хорошо освещен в романе Сола Юрика: S. Yurick, The Bag. New York, 1968.

). Широкая кампания по распространению образования среди бедняков, настаивают оба ученых, помогла бы им осознать свои гражданские права, а организаторы этой кампании могли бы выступить в защиту этих прав. Организованные демонстрации "создали бы атмосферу непримиримости, которая помогла бы преодолеть пассивность и враждебное отношение к программам улучшения жизни трудящихся со стороны многих потенциальных получателей помощи". Следуя указаниям этого "манифеста" и поощряемые его призывами, лица, получающие помощь, в различных городах начали в последние годы организовываться и согласованно выступать против неправильных методов осуществления программ помощи местными властями. Смогут ли эти, пока спорадические выступления перерасти в эффективный национальный "бунт против вспомоществования" или хотя бы содействовать созданию какой-то "фракции против вспомоществования", которая обретет реальную политическую силу, пока еще трудно сказать. Однако мы можем с полным основанием предположить, что недовольство системой вспомоществования является важным элементом общего недовольства бедняков, и в этом смысле оно не может не иметь определенного значения для общей картины преступности.

Среди специалистов идут горячие споры о том, в какой мере нищета в современной Америке являет собой четко выраженную и достаточно убедительную "субкультуру" (точно так же споры ведутся и об истинном характере культурного контекста делинквентности). Однако тот факт, что миллионы американских граждан живут в условиях, в которые мы по своей воле не поставили бы ни одно человеческое существо, не вызывает споров среди экспертов. Предварительные данные о голоде в Соединенных Штатах, полученные в результате расследований, проводимых конгрессом (они еще не закончились, когда писались эти строки), вновь со всей очевидностью подтверждают этот возмутительнейший факт ("New York Times", 1969, February 23, p. 6 E,). Упорно сохраняющаяся откровенная нищета вместе с неприкрытой расовой дискриминацией в нашем обществе создали такую ситуацию, в которой (если не будут приняты самые решительные меры к изменению социальной политики), как отмечалось комиссией Кернера, вполне возможны новые "крупные беспорядки, вероятно более серьезные, чем те, которые мы пережили". Сознавая в одинаковой степени как ужасающий характер нашего положения, так и эту зловещую перспективу, комиссия предложила осуществить массированное и незамедлительное наступление на нищету в США до полного ее искоренения.

Комиссия призывала проводить рациональную политику в области использования человеческих ресурсов в масштабах всей нации, политику, одной из главных целей которой было бы создание новых рабочих мест, введение более широкой и улучшенной системы найма рабочих и их профессиональной подготовки, а также стимулирование государственных и частных инвестиций в эту сферу. По программам, рекомендованным комиссией, в течение трех лет около 1 млн. новых рабочих мест может быть создано только в государственном секторе и еще столько же - в частном (в качестве побудительных мотивов для частных предпринимателей можно было бы разрешить более широкое использование налоговых кредитов; таким же образом "можно обеспечить и развертывание новых и модернизацию старых предприятий в охваченных нищетой городских и сельских районах"). Неграм, заводящим свое дело в районах гетто, должна оказываться особая финансовая поддержка.

Комиссия Кернера рекомендовала также предпринять серьезные шаги для улучшения нашей системы школьного образования (о принципах этого улучшения говорилось выше). Главными целями в этой области должны стать упразднение сегрегации в школах, обеспечение высококвалифицированного преподавания в школах гетто, улучшение связей между школой и общиной и увеличение возможностей для получения законченного среднего образования и профессиональной подготовки. Для этого необходима значительная финансовая поддержка со стороны федерального правительства. Отметив, что федеральные ассигнования на образование, профессиональное обучение и связанные с ними области увеличились с 4,7 млрд. в 1964 г. до 12,3 млрд. долл. в 1969 г., комиссия заключила, что существующие федеральные проекты реорганизации системы образования "обеспечивают надежную и достаточно широкую базу для осуществления надежд учащихся, которые находятся в неблагоприятных социальных условиях. Нам необходимо уже сейчас упрочить чту базу... и путем привлечения новых федеральных средств создать особую систему образования для тех, кто продолжает жить в трудных условиях".

Комиссия призывала и к проведению "коренных реформ" нашей системы социальных мероприятий по улучшению условий жизни трудящихся, системы, которую она охарактеризовала как серьезно способствующую "социальной напряженности и дезорганизации, однажды уже приведших к гражданским беспорядкам". Указывая на факты повсеместного недовольства этой системой и приводя данные оценки 1965 г., согласно которым 50% людей, нуждающихся в получении пособия по программам улучшения жизни трудящихся (в общенациональном масштабе), не были включены в списки получателей пособий, комиссия предложила внести ряд изменений в соответствующие положения и правила с целью расширить масштабы действия программ и устранить различные ограничительные рогатки. Однако ее рекомендации в этой области сводились главным образом только к тому, чтобы заставить "федеральное правительство взять на себя значительно большую часть финансового бремени, чем оно несет в настоящее время". Так, она предлагала некоторые специальные меры для определения единого и более приемлемого размера помощи в рамках программ по повышению благосостояния (таких, как программы "помощи семьям с детьми, находящимися на иждивении") и настаивала, чтобы в плане долговременной национальной стратегии больше внимания уделялось "развитию национальной системы дополнительных (к заработку) выплат с целью обеспечения экономической и социальной стабильности всем американцам". Эта последняя из упомянутых программ предусматривает "всем, кто может работать и кто работает, дополнительные субсидии как стимул к более полной занятости", а "тем, кто не может работать, включая матерей, решивших остаться дома со своими детьми,- минимум того, что считается стандартом для существования и освобождает детей от той нищеты, в которой пребывали их родители".

Наконец, комиссия Кернера признала, что сегодня, "после более чем трех десятилетий осуществления разрозненных и недостаточно субсидируемых федеральных программ, приобретение нормального жилья остается хронической проблемой для городской семьи, находящейся в стесненных обстоятельствах". Почти 2/з небелых семей в крупных городах, отмечала комиссия, проживают в районах, для которых характерны явно недостаточное жилищное строительство и общее аварийное состояние жилых построек. Плохие жилищные условия отнюдь не являются только уделом негров. В 1966 г. 4 млн. из почти 6 млн. несоответствующих стандартам жилых единиц занимали белые. Призывая к "массовому" обеспечению нормальным жильем семей с низкими доходами, комиссия рекомендовала* построить "600 тыс. квартир для семей с низким и умеренным доходом уже в следующем году и 6 млн. таких жилых единиц в течение последующих пяти лет". Она требовала также расширения программ по обеспечению жильем со сниженной квартплатой, льготными условиями арендования или паевого владения; предоставления "необлагаемых налогами прямых федеральных кредитов на подряд строительных фирм по сооружению жилых домов с умеренными условиями арендования"; расширения и диверсификации общественных жилищных программ; укрупнения программ строительства "образцовых городов"; развития и одновременной реориентации (в интересах бедняков) программ обновления городов; изменения устаревших правил землепользования при застройке, принятия "общенационального, всеобъемлющего и обеспеченного правовой санкцией" закона о занятии освобождающихся жилищ и переориентации федеральных жилищных программ на более интенсивное строительство жилых домов с квартирами для людей с низкими и умеренными доходами за пределами районов гетто. Рекомендации комиссии Кернера являются еще - одним аргументом в пользу массированных и ничем не ограничиваемых изменений условий существования городского населения Соединенных Штатов. Хотя и нет возможности доказать это, однако есть все основания считать, что усилия, в какой-то мере обеспечивающие выполнение этой программы, значительно облегчат и решение проблемы преступности в Америке, что создаст в стране нормальные условия для жизни миллионов граждан, которые до сих пор лишены их. Влияние этих изменений на легитимные структуры, связанные с экономическими возможностями, на самосознание нынешних обитателей трущоб и на общие формы отчужденности в нашем обществе было бы колоссальным. К сожалению, в то время, когда пишутся эти строки, все еще нет даже признаков серьезной общенациональной заинтересованности в таких действиях, которые необходимы для ликвидации главных причин американской нищеты. Меры, принятые за последние два года, совершенно не отвечают требованиям доклада комиссии Кернера; федеральная администрация ни разу не проявила беспокойства и не выразила безоговорочной поддержки выводов, сделанных комиссией. В ходе избирательной кампании 1968 г. в платформах крупных политических партий не было ни одного пункта, в котором прямо и откровенно говорилось бы о необходимости претворения в жизнь рекомендаций комиссии. В докладе, озаглавленном "Год спустя" и опубликованном в феврале 1969 г. двумя частными исследовательскими организациями, занимающимися проблемами урбанизации, подчеркивалась неспособность нации проводить политику, основанную на предложениях комиссии Кернера, и делалось предположение о неминуемых тяжких последствиях, к которым может привести такое самоуспокоение ("New York Times", 1969, February 23, p. 1)

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., оформление, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://scienceoflaw.ru/ "ScienceOfLaw.ru: Библиотека по истории юриспруденции"