Библиотека
Юмор
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Разговор" с буддой

Когда из большого портфеля начали выкладывать на лабораторный стол мешочки из голубой ткани и бумажные пакетики с надписями на тибетском языке, казалось, что им не будет конца. Потом рядом с ними лег последний предмет - сложенный пополам лист бумаги. Прошло несколько минут, и группа криминалистов, затаив дыхание, слушала одну из самых необычных и увлекательных историй, когда-либо рассказанных в этих стенах.

В коллекции ламаистской бронзы Государственного Эрмитажа есть статуэтки, изображающие Амитаюса - будду вечной жизни. Такие статуэтки именуют монгольским словом "бурхан". Один из бурханов Амитаюса уже давно привлекал внимание сотрудников музея своей пластической красотой и высокими художественными достоинствами. Лицо божества озаряет улыбка, но улыбка земная - так может улыбаться мудрый, все познавший человек. В ушах Амитаюса - серьги, на шее, запястьях и предплечьях - ожерелья и браслеты. Эти украшения обязательны для буддийского божества.


Будда держит в руках чашу с цветком - источником долголетия. Сидит он на основании с изображением двух павлинов. Между ними, на подстилке, ниспадающей из-под плоских широких лепестков лотоса - знака чистоты, - стилизованное изображение цветка в форме колеса, символизирующего буддийское вероучение. Статуэтка очень точно передает общее для буддизма настроение - состояние возвышенного покоя и самоуглубления.

Путешественники и ученые, побывавшие на далеком и загадочном Тибете, привозили оттуда не только путевые заметки и впечатления, но и книги, одежду, посуду, образцы земли, статуэтки и т. п. Уже с середины XIX века востоковеды России, Англии, Франции, Германии, Индии, Японии начали исследовать эти материалы, основное внимание сосредоточив на изучении языка, литературы, истории и религии. Дальнейшее развитие тибетологии привело к тому, что бурханы начали изучать не только с точки зрения истории религии, но и с точки зрения их художественной ценности.

Исследование каждого памятника искусства предполагает его датировку и атрибуцию. И вот здесь-то историки и искусствоведы зашли в тупик. За редким исключением определить время и место изготовления бурхана, имя мастера, который его отлил, оказалось невозможным. Дело в том, что на статуэтках, как правило, отсутствуют какие-либо надписи. Из бурханов эрмитажного собрания датированы только два, на которых почему-то оказались надписи. Художественно-стилистический анализ бурханов к точным результатам тоже пока не привел - ламаистское искусство, уходящее корнями в культурную традицию Древней Индии, вобрало в себя многие художественные стили и течения, существовавшие на бескрайних просторах Центральной и Юго-Восточной Азии.

Правда, в отличие, от индийцев, изготавливавших цельнолитые статуэтки, тибетцы делали бурханы полыми, вкладывая в них различные предметы культового назначения. Готовый бурхан освящался, отверстие закрывали крышкой, и он становился "живым". Открыть его и вынуть содержимое считалось тягчайшим грехом. Видимо, здесь нашли свое отражение древние языческие представления, перенесенные тибетцами из местных верований. Что же закладывали жители Тибета в полости своих статуэток? Какое значение имел каждый из предметов?

Ответить на эти вопросы историки не могли. Ведь до сих пор вложениям не уделялось почти никакого внимания, хотя "тягчайший грех совершали": статуэтки открывали и вынимали содержимое. Многие бурханы попали в Европу уже вскрытыми, без вложений. Что толкало на святотатство? Во-первых, иногда в статуэтки помещали изделия из золота, серебра, драгоценных камней. Их вскрывали ради наживы. В других случаях плохо закрепленные крышки дна отваливались сами и содержимое просто выпадало. И все же немало бурханов попало в научные коллекции неповрежденными, "живыми". Так, в коллекции ламаистского искусства Государственного Эрмитажа примерно половина бурханов закрыта, их содержимое ждет исследования.

Вполне понятен тот интерес, с которым в Эрмитаже вскрыли и обследовали около двадцати бурханов. Находившиеся в них предметы хорошо сохранились. Как и предполагалось, внутри бурханов оказалось много текстов: от трех-четырех до пятидесяти молитв, заклинаний, отрывков из канонических текстов. Кроме свитков, в статуэтках были найдены деревянные стержни с магическими формулами, написанными тушью или вырезанными, монеты, зерна, кусочки камней, иголки, украшения, лоскутки тканей. В некоторых бурханах обнаружили рисованные и лепные (из глины) изображения божеств ламаистского пантеона. Это далеко не полный перечень предметов, оказавшихся в бурханах. Но зачем все это изучать? О чем могут рассказать ученым вложения трех-, четырехвековой давности?

Дело в том, что довольно хорошо изучены только история, религия, литература и язык тибетцев. Обо всем, что касается уровня развития техники и ремесел, истории материальной культуры тибетцев, известно очень мало. Если будет выяснено, из какого металла отливали бурханы, из чего изготавливали тушь, украшения, бумагу, на которой писали и печатали тексты, и другие предметы, содержавшиеся в бурханах, можно получить более полное представление о жизни тибетцев, обогатить свои познания в области истории и материальной культуры Тибета. Но нельзя ли почерпнуть эти сведения из текстов, хранящихся в музеях и институтах Европы и Америки? Увы, там об этом нет ни слова, так как тибетская литература носила исключительно религиозный характер.

При исследовании разнородных по своим свойствам предметов из металла и древесины, тканей и бумаги, минералов и зерен наиболее пригоден комплексный подход. Проанализировать столь разнородные материалы в пределах одной организации могла лишь криминалистическая лаборатория, объединяющая большинство необходимых в данном случае специалистов. Иначе пришлось бы столкнуться с членением материала в зависимости от его природы и свойств на различные группы. Эти соображения и привели востоковедов Эрмитажа в Центральную Ленинградскую научно-исследовательскую лабораторию судебной экспертизы. Ученые Эрмитажа и раньше неоднократно обращались за помощью к криминалистам. Вот так содержимое бурхана Амитаюса - будды вечной жизни - и оказалось на столах экспертов. Его-то и предстояло "разговорить".

Бурхан Амитаюса весьма необычен. По стилю работы и художественной завершенности очевидно, что статуэтку сделал не простой ремесленник, а подлинный мастер, который великолепно чувствовал металл и умел с ним работать. Вероятно, бурхан был отлит по специальному заказу для какого-то особого случая. Необычна и техника его исполнения. Дно запаяно медью едва различимым швом, хотя, как правило, крышку дна бурхана придерживают три-четыре скобы, припаянные к корпусу.

Когда возникла идея вскрыть статуэтку, сотрудники реставрационной мастерской отговаривали ученых. Они утверждали, что там будет только пепел, ибо пайка медью происходит при такой высокой температуре, что все его содержимое неминуемо сгорит. Однако они ошиблись. Под крышкой лежала совершенно целая тщательно заправленная в корпус оранжевая ткань, прикрывавшая содержимое.

Значит, средневековые тибетские мастера владели технологией, которая позволяла запаять днище, не повредив внутренних вложений. Под оранжевым покровом оказались мешочки из ткани голубого цвета и сложенный пополам лист бумаги с двумя магическими кругами - мандалами - в виде восьмилепесткового лотоса. Мешочки были заполнены кусочками дерева и семенами каких-то растений.

Когда все это вынули, то внутри обнаружилась еще одна крышка, делившая бурхан на две части. С большим трудом открыли и ее, тоже запаянную медью. За прокладкой из оранжевой ткани лежали 52 небольших бумажных пакетика, на которых черной тушью на тибетском языке были сделаны надписи. Этот отсек бурхана оказался могильником. Судя по надписям, в пакетиках лежал прах известных политических и религиозных деятелей Тибета. Время жизни одного из них - Чойкивашизюга - позволило датировать и сам бурхан. Его могли отлить не раньше 1635 года. В пакетиках были буроватые частицы какого-то неизвестного вещества, волосы, ногти, кусочки дерева. На одном пакетике было написано, что в нем - кусочек дерева бодхи (так буддисты называют Ficus Religiosa - дерево, под которым, согласно преданию, Будда Шакья-Муни - основатель буддизма - 2,5 тысячи лет назад "обрел высшее знание" и сформулировал основы вероучения). Востоковеды поставили перед криминалистами задачу: выяснить, соответствуют ли надписи на пакетиках их содержимому?

Конечно, узнать, действительно ли волосы срезаны с головы человека, имя которого указано на пакетике, за неимением образцов для сравнительного исследования невозможно. Но разве не интересно выяснить, действительно ли это волосы человека? Какова природа мелких буроватых частиц - органическая или нет? Неужели это в самом деле прах тех людей, имена которых названы на пакетиках? Кроме того, следовало определить природу металла, породу древесины, состав бумаги и тканей. Во всем этом тоже должны были помочь криминалисты.

Вначале в лаборатории исследовали незначительное количество металлических частиц, осторожно соскобленных с краев полости бурхана, а также порошкообразные вещества из пакетиков. Частицы представляли собой стружки, имеющие характерный блеск. При большом увеличении под микроскопом эксперты обнаружили на них налет темно-синего, темно-зеленого и черного цветов. Кроме них, изучили очень мелкий, пылеобразный порошок кирпично-красного цвета и несколько желто-коричневых крупиц.

Поскольку исследуемых частиц, порошка и крупинок было очень мало, криминалисты для определения их химического состава применили метод рентгеноструктурного анализа, большое преимущество которого в том, что объект исследования не уничтожается и не изменяется. Расшифровка рентгенограмм показала, что стружки состоят из твердого сплава цинка и меди и примерно соответствуют некоторым современным маркам латуни. Но металл с бурхана, как выяснилось, не подвергался высокой степени нагрева. Этот вывод приоткрыл завесу над одной из загадок бурхана. Оранжевая покровная ткань оказалась неповрежденной потому, что оба отверстия запаяли при невысокой температуре. Но если температура низка, значит, имел место химический способ пайки? Так разгадка поставила новую загадку.

Криминалистам удалось обнаружить один характерный признак, отличающий статуэтки, которые были сделаны тибетскими мастерами. На лице и шее Амитаюса остались невидимые простым глазом следы позолоты. В других местах бурханы не золотили.

Среди представленных сотрудниками Эрмитажа объектов был и бесформенный кусок какого-то вещества темно-зеленого цвета. Микроскопический анализ, исследование цветовых свойств и рентгеновский фазовый анализ позволили криминалистам определить, что это - благородный малахит. Эксперт-биолог установил, что деревянный стержень в статуэтке был вырезан из древесины инжира.

Разноцветная ткань свертков и мешочков оказалась шелковой; из шелка были и перевязывающие их нитки. Уже упоминалось о большом количестве бумажных пакетиков. Какую же бумагу изготавливали в Тибете в начале XVII века? Теперь это известно. Ее цвет - от светло-желтого до темно-желтого. В состав бумаги входили тряпки (джут, пенька, хлопок), целлюлозная, древесная и соломенная масса (шелковица, бамбук, рисовая солома) и шерсть как примесь.

Во второй полости бурхана нашли семь пакетиков с волосами черного цвета. Кому они принадлежали - человеку или животному? Если человеку, то одному или разным? Исследования криминалистов показали, что все волосы срезаны с головы человека, причем в трех пакетиках - волосы одного мужчины, а в остальных - другого.

Таким образом, первый опыт содружества востоковедов и криминалистов оказался удачным: на многие важные вопросы удалось получить развернутые ответы. Какими же новыми данными о материальной культуре тибетцев пополнились знания востоковедов в результате исследований, проведенных криминалистами?

Теперь можно обоснованно утверждать, что тибетцы были искусными металлургами и умели получать самые различные сплавы, по своим характеристикам не уступающие современным; изготавливали высокопрочные шелковые ткани и нитки, которые окрашивали в разные стойкие цвета; вырабатывали и бумагу, состоящую из многих компонентов, применяемых до настоящего времени.

А каковы перспективы содружества историков и криминалистов? Их можно назвать безграничными. Коллекция ламаистской скульптуры Государственного Эрмитажа насчитывает около полутора тысяч статуэток. Больше половины бурханов еще не вскрыты. Подобные коллекции есть и в других музеях Советского Союза. Их исследования до сих пор нигде не проводились. Вот почему историки очень хотели бы продолжить начатую работу. Востоковедам нужны анализы металла, которые помогут уточнить и подкрепить данные стилевого сопоставления бурханов; их интересуют способы изготовления статуэток, идентификация вложений в них и многое-многое другое.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., оформление, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://scienceoflaw.ru/ "ScienceOfLaw.ru: Библиотека по истории юриспруденции"