Библиотека
Юмор
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Заключение

Организованная в международном плане преступность стала суровым реальным фактом нашего времени, частью нашей повседневной жизни. Это явление производно от преступности внутригосударственной, ее порождение. Преступность национальная формирует кадры "международной", стимулирует ее развитие и новые вспышки. Доказательством тому служит почти полное совпадение перечней международных и внутригосударственных правонарушений. На это прямо указывал большой знаток проблемы борьбы с международной преступностью Ж. Непот: "В настоящее время почти все преступления, предусмотренные обычным (общим) уголовным правом, имеют международное распространение"*. В 1966 году, выступая с лекцией в полицейском колледже Великобритании, он заявил, что "такое явление, как международная преступность, будет и дальше принимать все большие и большие размеры, становиться все более и более сложной. Следовательно, в борьбе с этим растущим злом еще более необходимым будет международное сотрудничество полицейских служб"**.

* (Цит. по: ICPR. - 1967. - No. 210. - P. 186-194.)

** (Цит. по: Revue de la Police (France). -№ 437. - 1973. - Jan. - P. 27.)

Действие этих же тенденций в "международной преступности" подтвердил в 1977 году на открытии 46-й сессии Генеральной ассамблеи Интерпола тогдашний президент организации, а также генеральный директор полиции Швеции Карл Персон. Он отметил, что "международная преступность растет очень быстро, она становится все более тяжкой, профессиональной и коммерциализованной"*.

* (ICPR. - 1977. - No. 304. - P. 6-7.)

Современная "международная преступность" проявляется не только в количественном росте многих преступлений, но и в преобладании тяжких преступлений. Преступность становится все более разветвленной, "молодой", организованной.

Можно оценить структуру и динамику "международной преступности", сравнив статистические данные о регистрации таких случаев в Генеральном секретариате Интерпола. На упоминавшейся сессии организации в Вене в 1956 году, принявшей устав, были оглашены данные о том, что в течение отчетного года персоналом секретариата была обработана информация о 2139 делах, за год в результате проведенного международного розыска были арестованы 88 преступников*. Приводимый источник 1956 года не называет видов преступлений, сообщенных Интерполу странами.

* (ICPR. - 1956. - No. 100. - P. 198.)

В 1986 году Интерполом были обработаны и внесены в картотеку данные о 62178 преступлениях, то есть в 29 раз больше. Из них 51778 преступлений о незаконном распространении наркотиков, 4759 - подделки денежных знаков и ценных бумаг, 3751 - в сфере экономики, 852 - против личности, в том числе были убийства, насилия, 169 случаев захвата заложников и т. д*. В 1985 году число обработанных Интерполом сообщений о преступлениях было несколько меньшим - около 55 тыс. Число арестованных в порядке международного розыска преступников в 1986 году составило 645.

* (ICPR. - 1987. - No. 409. - P. 9-10.)

Для сравнения можно также привести сведения о количестве внесенных в каждом из рассматриваемых годов в фотокартотеку преступников: в 1956 году - около 3 тыс., в 1986 году - 13220*. Правда, некоторая доля роста преступлений происходит за счет того, что все большее число стран включается в сотрудничество по борьбе с преступностью. Но в целом можно констатировать, что в современном мире все больше совершается преступлений, которые мы условились называть "международными".

* (Ibid. - P. 12.)

На такие преступления на международном уровне необходимы ответные согласованные действия правоохранительных органов государств и прежде всего полиции. На международном уровне таким органом и стал Интерпол. Полезность, необходимость его существования и деятельности не вызывает сомнений.

В зарубежной печати можно встретить полярные суждения об эффективности Интерпола - от восторженных до самых скептических. Оценки последнего рода содержат даже выводы о несостоятельности Интерпола и целесообразности его роспуска. Все полицейское сотрудничество предлагается рассредоточить по регионам с созданием в каждом из них собственной международной организации, например Европола в Европе, организации для Латинской Америки и т. д. Это фактически равносильно призыву вернуться назад к "доинтерполовским" временам, когда еще только нащупывались оптимальные пути и формы международного полицейского сотрудничества. Но сторонники подобной реорганизации не гарантируют успеха, ибо и в этом случае "неудачи неизбежны"*.

* (Segbers Theo. Kripo International // Kriminalistik. - 1971. - Heft 11. - S. 557-558.)

При определении эффективности Интерпола необходимо иметь в виду цели, поставленные перед организацией в ее уставе, и их реальное достижение, а также те специфические средства, которые имеются в его распоряжении как международной организации, и не требовать от него того, что выходит за пределы его компетенции и возможностей.

Главной целью, ради которой создан Интерпол, является оказание содействия странам в борьбе с преступностью, причем только теми средствами, которые есть в его распоряжении. Интерпол, будучи международной организацией, для практического воздействия на преступность не располагает соответствующими возможностями - ни правовыми, ни организационными, ни техническими, ни какими бы то ни было другими. Если подходить к Интерполу с подобными мерками, то его деятельность действительно можно сравнить с усилиями легендарного Сизифа и обвинить в несостоятельности.

Главное внимание, как уже указывалось, организация сосредоточила на борьбе с так называемой "международной преступностью".

Ряд авторов за рубежом считают, что в современных политических условиях механизм и эффективность сотрудничества, качественно лучшие, чем в Интерполе, вообще вряд ли достижимы. А раз так, то не следует отказываться от удобной для использования организации - Интерпола, даже если его возможности затормозить рост "международной преступности" пока еще не столь велики, а сам он делает недостаточно, во всяком случае, не столько, сколько от него ожидалось. К такому выводу пришли участники V конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Женева, 1975 г.).

По мнению некоторых западных специалистов, Интерпол не может сделать большего якобы из-за обструкции его со стороны стран "железного занавеса"*. Этот упрек был нацелен на Советский Союз и другие восточноевропейские страны. Сейчас ситуация изменилась, "железный занавес" рухнул, а вместо обструкции большая часть европейских социалистических стран вступила в Интерпол, чтобы внести в его работу посильный вклад. Ожидается, что скоро их примеру последуют и остальные страны Восточной Европы.

* (Krussell I. Interpol diskuterades i europakonferens // Svensk polis (Stockholm). - 1971. - N 11. - S. 10.)

В западной печати не раз высказывалась мысль о расширении числа членов Интерпола за счет вовлечения органов полиции крупных городов*. Авторами такого предложения были американцы. Высказывая его, они исходили из реалий полицейской системы своей страны, особенностей ее децентрализованного структурного построения.

* (Siragusa Ch. Interpol - the Enforcement Attack on International Crime // ICPR. - 1960. - No. 138. - P. 131; Nepote J. International Problems // The Police Yearbook (USA). - 1970. - P. 138-139.)

На наш взгляд, эта мера вряд ли улучшит полицейское сотрудничество, скорее, наоборот, усложнит управление им, так как за счет крупных городов количество членов Интерпола вырастет в несколько десятков, а может быть, и в сотни раз и вся система станет неуправляемой. Достаточно сказать, что в США насчитывается около 40 тыс. местных органов полиции, объединенных в целях оптимальной организации их взаимодействия в 323 статистических района*.

* (См. Uniform Crime Reports for the United States. Printed annually by Federal Bureau of Investigation U. S. Department of Justice. - Wash. - Ch. VIII. )

На сессиях Генеральной ассамблеи Интерпола неоднократно обращалось внимание на то, что повышение эффективности международного сотрудничества зависит не от увеличения числа членов, а от внутренней сплоченности полиции каждой из стран-членов, от ее желания активно участвовать в деятельности Интерпола. При этом, как отмечалось в документах Интерпола, "лучшим вкладом в международное сотрудничество была бы отличная постановка полицейского дела в своей собственной стране, а не стремление разрешить проблемы, которые ставит современность, с помощью международных полицейских органов и международного права".

Вступление страны в Интерпол само по себе ничего не прибавляет к сотрудничеству, если за таким шагом не последует ее реальное и весомое включение в международную борьбу с преступностью. Отказ или недостаточная поддержка международного сотрудничества на национальном уровне одним или несколькими государствами ослабляет или даже делает бесполезными усилия всех остальных его участников.

На V конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями было отмечено, что "многие страны могли бы внести свой вклад в дело международной борьбы с уголовной преступностью путем принятия законов, в большей мере благоприятствующих сотрудничеству полицейских служб на международном уровне"*. Дело обстоит действительно так. НЦБ многих стран участвуют в международном сотрудничестве на неурегулированной или недостаточно урегулированной правовой основе. Поэтому у них часто не хватает компетенции ни для проведения в жизнь начинаний, одобренных Генеральной ассамблеей Интерпола, ни для выполнения просьб, поступивших из других стран.

* (См. V (Пятый) Конгресс Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. - Женева, 1975. - 1-12 сент.)

Государства - члены Интерпола должны наделить НЦБ соответствующей компетенцией, необходимой для осуществления повседневного сотрудничества в организации.

В практике Интерпола большие претензии предъявляются также к персоналу некоторых НЦБ, который часто не имеет нужного профессионализма, не проявляет должной оперативности, умения принимать нужное решение, несвоевременно выполняет просьбы о предоставлении требуемой информации.

И все же, подводя итоги деятельности Интерпола, следует еще раз указать на его положительную роль в международном сотрудничестве по борьбе с уголовной преступностью и на то, что роль эта становится все более значительной. В настоящее время это сотрудничество без Интерпола невозможно.

С учетом позитивной оценки роли и места Интерпола в международной борьбе с уголовной преступностью настало время рассмотреть вопрос об участии в его работе и СССР. При решении этого вопроса недостаточно исходить только из позитивной роли Интерпола в этой борьбе. Следует учесть, что его усилия направлены преимущественно на международно организованные (или действующие транснационально) преступные банды и объединения. Поэтому необходимо знать, в какой степени активность таких преступных группировок угрожала и угрожает нашей стране, имеют ли подобные группы или их отдельные представители доступ на территорию СССР и, наконец, имеются ли в нашей стране собственные преступные объединения с реальным или потенциальным транснациональным размахом действий. Нельзя исключить "деловых связей" зарубежных преступных групп с представителями уголовного мира нашей страны, дельцами подпольного бизнеса в сфере торговли наркотиками, произведениями искусства, предметами старины и т. д.

Связи подобного рода отечественных преступников по ряду крупных уголовных дел и ранее иногда вели за границу. Но чаще всего работа наших органов следствия по таким делам ограничивалась только действиями на территории страны. Централизованного учета таких случаев никогда не велось. Поэтому об их количестве сейчас говорить трудно. В прошлом у нас были контакты с Интерполом, о чем сообщалось в центральной печати. Но устанавливались они редко, с интервалами в несколько лет, и всегда по инициативе организации.

Визовый порядок въезда и выезда, строгий пограничный и весьма строгий таможенный контроль на наших государственных границах надежно обеспечивали "непроницаемость" наших границ как для уголовных элементов из-за рубежа, так и для доморощенных искателей наживы.

В середине 80-х годов наша страна твердо встала на путь кардинальной перестройки своей политической и социально-экономической структуры. Перестраиваются коренным образом и наши отношения с миром. Расширяются контакты с другими странами, упрощаются процедуры выезда и въезда в страну, все оживленнее становится на контрольно-пропускных пунктах в советских международных аэропортах, морских портах, на автомобильных и железнодорожных магистралях, связывающих СССР с заграницей. Этот важный и нужный нам процесс продолжает интенсивно набирать силу. Но у этого желанного для нашей страны прогрессивного процесса есть негативный спутник - те самые искатели легкой наживы, мошенники, воры, авантюристы и т. д., которым также доступны все современные средства передвижения. Эти люди умеют преодолевать разделяющие государства границы и введенные на них контрольные меры для отсеивания нежелательных визитеров. Конечно, мы по-прежнему верим в действенность наших пограничных и таможенных служб, в "непроницаемость" наших границ. И все же... Принятый в нашей стране Закон о порядке выезда из СССР и въезда в СССР граждан СССР в корне упростил процедуру пересечения наших границ, облегчил для советских граждан возможность выезда из страны с деловой и личной целями. Упрощен и порядок въезда в СССР иностранных граждан. В связи с этим предполагается дальнейшее и немалое увеличение числа людей, пересекающих наши границы в обоих направлениях. Возможно, что в массе въезжающих или выезжающих могут быть профессиональные преступники, для которых поездки по странам стали давно привычным занятием, дающим им в каждой стране возможность преступным путем получать средства для ведения праздного образа жизни.

Эту категорию опасных преступников составляют лица, занимающиеся контрабандным наркобизнесом в международном масштабе, всякого рода мошенники, гостиничные и карманные воры, торговцы порнографическими изображениями, фальшивомонетчики и т. д. В борьбе с ними Интерпол просто необходим. Как и прежде, его деятельность нацелена на борьбу с "международной преступностью" и "международными преступниками". Наша страна как поле деятельности для искателей "легких денег" лишена пока привлекательности из-за неконвертируемости советского рубля, но она богата произведениями искусства, памятниками национальной и ритуальной культуры, которые давно притягивают истинных и мнимых любителей живописи и раритетов древности.

Советские средства массовой информации и сейчас довольно часто сообщают о случаях задержания на наших границах лиц, пытавшихся тайно вывезти из страны незаконно приобретенные у преступников ценные произведения живописи, старинные иконы, ювелирные изделия когда-то всемирно известной русской фирмы Фаберже, предметы декоративно-прикладного искусства. Поэтому, если прежде автор говорил о необходимости взвешенного подхода к идее вступления нашей страны в Интерпол, теперь он рассматривает это не только как желательный, но и как необходимый шаг, медлить с которым нельзя. Не идет это и на пользу сотрудничеству государств в их борьбе с уголовной преступностью.

В начале 1990 года компетентные органы СССР приняли решение о вступлении в Интерпол. В декабре 1989 года советская делегация побывала в штаб-квартире Интерпола в Лионе и обстоятельно ознакомилась с его работой. Состоялись ответные визиты в СССР генерального секретаря Интерпола Реймонда Кендала и президента Ивана Барбо. Ожидается, что официальная просьба СССР о вступлении в организацию будет рассмотрена на 59-й сессии Генеральной ассамблеи, которая состоится осенью 1990 года в Оттаве (Канада).

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., оформление, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://scienceoflaw.ru/ "ScienceOfLaw.ru: Библиотека по истории юриспруденции"